ВНИМАНИЕ!

В Забайкальском краевом комитете КПРФ сменился номер телефона.

Вы можете позвонить нам по следующим номерам:

8 (3022) 21-71-66,

8 (3022) 36-54-44

ТЕЛЕФОН ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ Забайкальского краевого комитета КПРФ

8-800-3022-114

Звонки для всех абонентов БЕСПЛАТНЫЕ

Счетчик посещаемости

Рейтинг@Mail.ru

Официальный сайт ЦК КПРФ

Послание от Памфиловой

20 марта сего года Центризбирком провел заседание, посвященное голосованию по поправкам в конституцию. На нем председатель ЦИК Элла Памфилова сделала заявление, на которое наши СМИ отреагировали (так, на сайте «Эха Москвы» появилась статья политобозревателя Матвея Ганапольского под «говорящим» названием «Памфилова себя уже не контролирует»), но все же отреагировали как-то вяло.

Это заявление заслуживает гораздо большего резонанса. Ведь сказала Элла Александровна буквально следующее: «Мы и так все понимаем, что та процедура, которая происходила, легитимизирует те поправки, которые приняты. Она уже абсолютно легитимна, исходя из того что (эти поправки. – Р.В.) приняты легитимно избранными Госдумой, Советом Федерации и нашими легитимно избранными законодательными собраниями субъектов. Принят этот закон, приняты уже эти поправки… Можно только с большим уважением отнестись к тому, что президент на этом не остановился – его политическая воля и желание услышать в данном случае не предусмотренное ныне действующей конституцией мнение народа дополнительно».

Давайте я переведу это с путанного бюрократического волапюка высокопоставленной чиновницы на простой и понятный русский язык. Имеется в виду следующее: поправки к конституции, предложенные президентом, были утверждены Государственной думой – нижней палатой нашего российского парламента (11 марта они прошли третье, окончательное чтение). Тогда же, 11 марта, пакет поправок был принят Советом Федерации – высшей палатой нашего парламента. 12–13 марта по ним вынесли положительные заключения региональные заксобрания (причем ни в одном из 85 регионов местный парламент не отклонил поправки). 14 марта президент подписал закон о внесении поправок в конституцию и в тот же день, 14 марта, как того и требовал подписанный закон, его текст был отправлен в конституционный суд – на предмет соответствия конституции. Суд тут же вынес положительное заключение. Уникальный случай не только в российской, но, вероятно и в мировой истории! Чтобы пройти все инстанции в огромной стране, насчитывающей 85 субъектов Федерации, понадобилось всего… 3 дня! Вот какие чудеса творит единороссовское большинство в парламентах всех уровней!

Элла Александровна Памфилова в своем заявлении от 20 марта разъяснила нам, что после этого с точки зрения закона поправки вообще-то уже считались бы принятыми. Никакого дополнительного «всенародного голосования» российское законодательство в данном случае не предусматривает. Формально федеральный и региональный парламенты как органы представительной демократии уже являются выразителями воли народа, и еще раз выражать ее при помощи голосования не требуется. Поэтому, как поясняет нам Элла Александровна, мы должны поблагодарить президента, что он решил дополнительно услышать мнение народное по поводу поправок. Мог бы и не устраивать это действо 22 апреля!

Понимаю, что это заявление Памфиловой звучит шокирующе. Ведь уже больше месяца не только из каждого телевизора, но и чуть ли не из каждого утюга мы слышим: «На голосовании 22 апреля решается судьба страны! Народ решит сам, принимать или не принимать поправки в Конституцию, а президент послушно последует за волей народа!»…

Да что провластные пропагандисты! Сам президент еще за десять дней до заявления Памфиловой, 10 марта сего года (когда депутат Терешкова внесла проект «поправки об обнулении»), неожиданно приехав в Госдуму, с трибуны нашего законодательного органа вещал: «Если граждане России проголосуют за поправки в Основной закон… то такие изменения должны вступить в силу сразу же после опубликования принятых поправок…» Наконец, и закон, который он подписал 14 марта, закрепляет действенность решения «общероссийского голосования». В нем сказано: «Статья 1 настоящего закона (то есть статья о поправках. – Р.В.) вступает в силу со дня официального опубликования результатов общероссийского голосования… если предусмотренные ею изменения в Конституцию Российской Федерации получили одобрение в ходе общероссийского голосования».

Так, может, Элла Александровна что-то путает? Ничуть. Все обстоит именно так, как сказала Элла Александровна. «Общероссийское голосование» – это «вишенка на торте». Есть в нашем основном законе статья 136. Она гласит: «Поправки к главам 3–8 Конституции Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации». А каков же порядок принятия федерального конституционного закона? Его определяет статья 108 той же Конституции РФ: «Федеральный конституционный закон считается принятым, если он одобрен большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной думы. Принятый федеральный конституционный закон в течение четырнадцати дней подлежит подписанию Президентом Российской Федерации…»

Итак, чтоб поправки в конституцию, которые не касаются преамбулы и базовых, 1, 2 и 9 глав (то есть статей с 1 по 64 и со 134 по 137), обрели юридическую силу, согласно Конституции, требуется:

Чтобы их одобрили не менее 3/4 членов Совфеда и 2/3 депутатов Госдумы

Чтобы их одобрили не менее 2/3 региональных парламентов

Чтобы соответствующий закон подписал президент.

Всё! Ни о каком общероссийском или всенародном голосовании конституция в данном случае не говорит! Голосование и созыв Конституционного собрания требуются, если вносятся изменения в преамбулу и в базовые – 1-ю, 2-ю и 9-ю главы конституции!

Но поправки президент специально поместил в другие, не базовые, главы и статьи конституции (иногда ради этого даже жертвуя здравым смыслом, так, поправка о «государствообразующем народе» помещена в 68-ю статью, посвященную... государственному языку, а поправка о «вере в Бога» – в статью 67, посвященную... определению территории Российской Федерации!)

2/3 заксобраний регионов поправки одобрили. Также их одобрили более трех четвертей сенаторов (на самом деле почти все, против проголосовал только сенатор от Иркутской области, член КПРФ Вячеслав Мархаев) и более двух третей депутатов Госдумы (воздержалась только фракция КПРФ). Президент тоже закон подписал и даже подстраховался положительным заключением Конституционного суда. Как видим, больше ничего и не требуется! Ничто не мешало Путину не упоминать в законе о поправках никакого «общероссийского голосования». Тогда поправки в конституцию, в полном соответствии с самой этой конституцией, считались бы принятыми уже в день подписания – 14 марта.

Президент, правда, упомянул голосование. Но представим себе такую гипотетическую ситуацию, что на голосовании 22 апреля народ отвергнет поправки, а значит, президент лишится законной возможности выдвинуться на новый срок в 2024 году. Закон о поправках, как мы видели, действительно, сформулирован так, что все поправки (в том числе и поправка об «обнулении») вступят в силу только после одобрения половины пришедших на голосование. Но что мешает тогда президенту переформулировать закон и снова пустить его по инстанциям? Как показал опыт, нашим сервильным «народным избранникам» нужно всего лишь 3 дня, чтоб любой президентский закон прошел не только федеральный парламент, но и все региональные!

Можно поступить еще проще: поскольку статьи 108 и 136 Конституции РФ никакого голосования по данным поправкам не требуют, а требует их лишь федеральный закон, подписанный президентом 14 марта, то можно сделать запрос Конституционному суду: «Что выше – требования федерального закона или Конституции РФ?» Ответ КС легко предсказуем. После чего оказывается, что результат неконституционного «общероссийского голосования» вообще юридически ничтожен!

Выходит, перед нами этакая блажь главного начальника: «Пусть, мол, народ еще раз покажет, как он меня любит! А не покажет, и без его любви обойдемся!» Для начальства все это не более чем воспоминания о запредельных рейтингах президента времен Крымской весны. Думаю, еще в середине марта в президентском окружении доминировали советчики, которые внушали ему: народ-де вас любит, пусть идут и проголосуют… Теперь же ситуация изменилась. Возможно, на столы к нашим руководителям попали результаты соцопросов, которые не разглашают широкой публике, предназначенные только «для самого верха». И согласно им популярность президента падает (не зря ведь они прервали публикацию интервью президента агентству ТАСС!), а народ не очень-то рвется на участки 22 апреля… Отсюда и пассаж Эллы Памфиловой…

Так что ошибается наш либеральный вития Ганапольский! Элла Александровна вполне себя контролирует, иначе бы она работала не в ЦИК, а на радио «Эхо Москвы», где еще летом каждые полчаса предсказывали «крах режЫма прямо завтра». Просто ее заявление – такое послание для масс: имейте в виду, голосование не так уж и важно! Власть может и перенести его на долгий срок, а потом «замылить», может вообще отменить – например, под предлогом заботы о пенсионерах, которые могут заразиться коронавирусом. Почтенные судьи ей помогут в этом.

Впрочем, думаю, отменять голосование всё же не будут. Это бы выглядело как откровенное признание своего провала. Его проведут, нужный результат «натянут». Просто власть через Эллу Александровну еще раз «ненавязчиво» нам напомнила, что пока Россия подмята «единороссовским большинством», от народа здесь ничего не зависит. Это вообще-то верно. Но верно и то, что в будущем 2021 году у нас будет шанс изменить такую ситуацию.