Счетчик посещаемости

Рейтинг@Mail.ru

Официальный сайт ЦК КПРФ

Боевая молодость моя

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

В разгроме японской Квантунской армии в августе 1945 года активное участие принимали войска Забайкальского фронта. Они наносили удар по врагу на одном из трудных направлений – через безводную пустыню Гоби и, казалось, непроходимые горные хребты Хингана с последующим выходом в центральные районы Маньчжурии.

 

Развивая стремительное наступление, войска фронта уже к 11 августа передовыми частями подошли к западным склонам Большого Хингана, преодолели его, и к 18-19 августа устремились в районы Северо-Восточного Китая. Это был настоящий подвиг. Всего 15 дней длилась Хингано-Мукденская операция, но по размаху, динамичности и конечным результатам она занимает одно из ведущих мест в истории Второй Мировой войны.

В Забайкалье проживает немало непосредственных участников боев того грозового августа, от которого нас отделяет почти 70 лет. Среди тех, кто с оружием в руках боролся с врагом, достойное место занимает подполковник в отставке, в период Великой Отечественной войны сержант танковых войск, Данилов Степан Сергеевич.

Его не надо представлять особо. Каждый, чья трудовая деятельность в Шелопугинском, Газ-Заводском районах связана с периодом становления Советской власти в нашей стране, знает его так же, как и я. Он выходец из тех слоев, что нынешние «господа» презрительно величают «кухаркиными детьми». Впрочем, ведь и мы с вами того же роду и племени. Тем и гордимся по праву.

Про этого человека, про его богатую событиями жизнь много писалось, но вновь и вновь рука тянется к листу бумаги, чтобы рассказать о Степане Сергеевиче как о достойном человеке, за плечами которого достойная жизнь. Нам, ныне живущим рядом с этим беспокойным человеком, хочется понять одну важную истину: в результате чего сложился такой положительный характер у Степана Сергеевича Дани-лова? Какие такие причины побудили к тому, что он стал эталоном не только для людей его поколения, но и поколения сегодняшнего?

Отвечая на эти вопросы, нужно, видимо, вернуться к 25 декабря 1926 года, когда на свет появился у семьи Даниловых третий по счету ребенок и назвали его Степаном. Потом семья пополнилась еще двумя детьми. Годы рождения Степана совпали с периодом коллективизации в сельском хозяйстве и, конечно же, родители Степана были членами колхоза в селе Закаменная Газ-Заводского района, и назывался тогда колхоз «Хлебороб». Надо заметить одну важную деталь. Крестьянство за всю свою историю существования, как класс, не покладая рук, трудилось для содержания семьи, приучало детей с раннего возраста к этому нелегкому труду. Не обошло это обучение и Степана. В летние школьные каникулы он принимал активное участие в обработке школьных полей, заготовке кормов, делал любую работу, которая ему поручалась по дому. Вот в этот период через труд и стала складываться личность.

На моей памяти осталось время, когда часть подростков из-за дальности средних школ бросали учиться и в результате за плечами имели по 3-5 классов образования. Степан не пошел по этому пути, он хотел больше знать, уметь и поэтому решение пришло само собой – продолжить образование в селе Батакан.

- Вот в эту школу, которая находится в пяти километрах от нашего села, - рассказывает Степан Сергеевич, - я и в мороз, и в дождь на протяжении четырех лет ходил пешком.

Общественная работа школьников среди населения, в кружках, которые умело организовывал комсомол, дали и тут толчок становлению характера нашего героя. Он и тогда уже отличался от своих сверстников рассудительностью, упорством в выполнении поручений.

Для него 1940 год стал окончанием Батаканской семилетней школы, а дальше повышать знания нужно было в Газ-Заводе, но проблемы финансового характера не позволяли это сделать. Степан решает идти работать счетоводом в колхоз, чтобы помочь родителям материально.

Но война с германским фашизмом рушит все планы. Она коснется его напрямую в возрасте семнадцати лет. В 1943 году его призывают в Красную Армию. Потом будет учебное танковое подразделение, и вот он уже в качестве командира орудия отбывает на восточную границу. До 1945 года  Степан с боевыми товарищами охраняет границу от провокаций со стороны японский самураев.

- Время было очень напряженное, - рассказывает Степан Сергеевич. – Японцы почти каждую ночь или день в большом количестве посылали свои танки, пехоту к нашей границе, но до её нарушения дело не доходило. То же делали японские летчики. Мы ждали, что самураи вот-вот начнут боевые действия против СССР. Так продолжалось до окончания войны с Германией. А мы, тем временем, между провокациями японцев, учились воевать.

Что еще запомнилось из этого периода жизни ветерана войны, так это, мягко говоря, слабое питание личного состава. Кормили по норме второго эшелона. Лишь перед началом боевых действий с Японией норму питания увеличили и разнообразили. С западной границы СССР стали прибывать закаленные в боях с фашистами воинские части.

- Подняли наш 222-й танковый полк в ночь по тревоге, - вспоминает Степан Сергеевич. – Командир полка полковник Мыслицкий Степан Савельевич сообщил всему личному составу о начале боевых действий против Японии. Нам предстояло в связке с пехотой двигаться в сторону противника через Хинган. Я на всю жизнь запомнил слова, сказанные им: «Главная сегодня у вас работа – быть примером в бою, бить врага там, где он не ожидает, гнать его, не давать ему опомниться. Вы это можете, вы готовы…».

- Наш танковый полк, в котором служили воины разных национальностей, двинулся форсированным маршем на встречу с врагом. Мы шли вперед почти безостановочно, днем и ночью. Особая нагрузка выпала на механиков-водителей боевых машин. Отдыхали они только в период заправки топливом танков или пополнения боеприпасами, принятия пищи. Вздремнут чуток и опять вперед.

- Крепкие, выносливые были у нас механики-водители, - вспоминал Степан Сергеевич. - Чем ближе мы приближались к Хингану, тем ожесточеннее сопротивлялся враг. Еще в начале похода нас стали досаждать японские смертники, которые при любой возможности бросались под танки, обвешанные взрывчаткой.

Их выслеживали то в высокой, густой траве, то среди скал, и наши пехотинцы их уничтожали. К Хингану наш полк подошел уже в сумерках на третий день марша. Перед нами высилась преграда из скал и, казалось, что нам их не преодолеть. Местами над ними стоял туман. Командир полка отдал приказ прекратить движение до наступления рассвета, отдыхать и осмотреть технику, заправить баки горючим. Но отдохнуть нам не дали японцы. С их стороны по нашим танкам ударила артиллерия. Мы ответили. Завязался бой. Первые выстрелы японских пушек, видимо, были пристрелочными, и потерь в нашем полку не было. Зато наш ответ достиг цели. Три выстрела нашей танковой роты заставили замолчать орудия противника. Правда, какое-то время были слышны разрывы снарядов. Но, видимо, это горели ящики с боекомплектами. На этом дело не закончилось. Откуда-то из тумана по нам ударила пушка. Снаряды то не долетали до скопления техники, то перелетали. И опять без потерь. Видимо, японский наводчик был слабо подготовлен, либо точной стрельбе уже мешала надвигающаяся ночь.
Ужинали прямо в танках. Пехота зарылась в землю быстро. Почва в степи была легкой и давала возможность укрыться в окопах. Выставили часовых и забылись чутким сном. До рассвета оставалось три часа. Время от времени со стороны наших пехотинцев в сторону противника раздавались пулеметные и автоматные выстрелы, видимо, японские лазутчики пытались проникнуть в расположение нашего танкового полка.
Ещё до рассвета нам раздали горячую пищу. Потом поступил приказ: по сигналу ракеты быть готовым к движению. И вот этот час наступил. Лишь только на востоке небо стало светлеть, мы двинулись на врага. Со стороны японцев, окопавшихся у подножия Хинганского перевала, «заговорили» пулеметы, которые до этого молчали. Мы ответили своим огнем. Наша пехота залегла. Уж слишком плотным был огонь со стороны самураев. Поступила команда танкистам выдвинуться вперед и подавить огонь противника. Что мы и сделали. Японская пехота, которой было немного перед нашим танком, побежала. Мы давили её гусеницами, уничтожали из пулемёта. По ходу вышли и на артиллеристов, раздавили пушку вместе с расчетом. Поднявшись с земли, наши пехотинцы добивали оставшихся в живых самураев. Это был скоротечный бой. Сила была на нашей стороне. Командование Квантунской армии, скорее всего, не рассчитывало на то, что русские полезут через непроходимый Хинган на тяжёлой технике, и поэтому расположило здесь небольшие силы.
И вот мы уперлись в непроходимые скалы. Поступила команда остановиться. Справа от нашего танка, метрах в трёхстах, экипаж «тридцатьчетверки» увидел высеченную в скале дорогу. Было слышно, как танк со скрежетом берёт крутой уклон. При этом из-под гусениц летели искры. За этим танком на расстоянии 50 метров последовали и другие. Так мы карабкались по узкой горной теснине. Подъемы и спуски порой достигали 50 градусов. Оставшиеся в живых самураи заняли вершины высот, постоянно нас обстреливая. Среди скал танкам маневрировать было крайне сложно, но при появлении японских смертников уничтожали их из пушек. Так с боями мы продвигались к пере-валу, который был густо окутан туманом.
Просчеты японского командования и молниеносная танковая атака спасли жизни многих наших воинов. Самураи не успевали окапываться, строить оборону, они просто бежали, – закончил свой рассказ Степан Сергеевич.
Потом, подумав, добавил:
- Мы с честью выполнили, поставленную перед нами задачу по разгрому японцев. Танкистам в этом деле помогала крепкая забайкальская закалка, мастерство и выучка. За годы службы в армии, а служить нам пришлось восемь лет, мы повзрослели, обрели настоящих и верных товарищей, а главное, стали солдатами, на которых можно было положиться в любой обстановке».
У коммуниста с 60-летним партийным стажем С.С. Данилова самостоятельная жизнь началась в начале 50-х годов. Великую Отечественную войну он прошёл славно. Этому свидетельство – боевые награды. После войны вернулся к мирному труду. Учился и работал на благо людей.
В. Кузьмин.
ПРОКЛЯТАЯ ВОЙНА

Зачем нам всем проклятая война?
Детей от матерей бездушно забирала.
Убила пуля молодых солдат,
Безусых, нецелованных ребят.
Страшнее горя нет для матерей
Терять своих любимых сыновей.
В кровавый превратились полигон,
Людской суровый заслужила приговор.
Кому нужна проклятая война?
Страданье, смерть приносит лишь она.
Г. Авдеева.

ЗА КПРФ!!!

Edit

Amount of short articles:

Amount of articles links:

You can order sections with dragging on list bellow:

  • ЗА КПРФ!!!
Сохранить
Отмена
Reset