ВНИМАНИЕ!

В Забайкальском краевом комитете КПРФ сменился номер телефона.

Вы можете позвонить нам по следующим номерам:

8 (3022) 21-71-66,

8 (3022) 36-54-44

ТЕЛЕФОН ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ Забайкальского краевого комитета КПРФ

8-800-3022-114

Звонки для всех абонентов БЕСПЛАТНЫЕ

Счетчик посещаемости

Рейтинг@Mail.ru

Официальный сайт ЦК КПРФ

Моё опаленное детство

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Николай Евгеньевич ЧУПРОВ

Кавалер Ордена Трудового Красного Знамени, Ордена «Знак Почёта», награждён медалями «За доблестный труд», «Ветеран труда», «За заслуги перед Читинской областью», «Заслуженный работник области».

Село Олинск Нерчинского района привольно расположилось на правом берегу Нерчи. На территории села в Нерчу впадает два притока: Шелекан и Оля.

В этом селе проживала наша семья: дед Василий Григорьевич - ветеран русско-японской войны, мой отец Евгений Васильевич, мать Александра Ильинична, младший брат отца Артемий Васильевич и пятеро детей Пётр, Полина, Валентина, Галина и я.

В памяти ярко светится вспоминание о тёплом летнем вечере, когда отец и Артемий на лавочке пели песни, а дед требовал не подпевать, чтобы не портили песню.

Отец был рыбаком и охотником. Запомнился летний день, когда отец с друзьями приехали с рыбалки и вели себя как-то странно, не подходя к лодке с рыбой. О ней забыли.

Война.

Отец, его брат Артемий, братья мамы Роман, Дмитрий, Яков, Николай, Елисей ушли на фронт. Почти все мужчины, проживающие в селе, также были призваны в Армию. Все тяготы жизни легли на плечи женщин и подростков. Дети в 14-15 лет выполняли практически все работы за взрослых.

В Олинске был организован детский дом, куда поступали дети-сироты из областей и республик, оккупированных фашистами. Многие попадали под бомбёжки, были среди них и раненые.

Традиционное соперничество верховских с низовскими никогда не задевали воспитанников детского дома. Даже озорники не обижали детдомовцев. Ни один детдомовец не залез в огород или в дом к местным жителям.

Из воспитанников детдома, с кем доводилось встречаться, я не знаю никого, кто бы избрал в жизни неверный путь. Все получили профессии, имеют прекрасные семьи. Приходилось видеть, как голодные мальчишки с трудом в четыре руки заводили трактор.

Стали приходить с фронта похоронки. То на одной, то на другой улице слышался плач женщин и детей. Возвращались домой раненые. Помню, пришёл на костылях с войны Пётр Бунов. Ему немецкий танк отдавил ноги: одну - выше, другую - ниже колена. Когда мы гурьбой бежали на Нерчу купаться, то обгоняли его. Он приходил на берег, раздевался, и мы всей ватагой относили его в воду. Он с нами играл, плавал, как с равными. Когда я уже вырос, для меня было шоком узнать, что в это время ему не было и 18 лет.

Мама пошла работать в сельпо на огород по выращиванию овощей. Брат Пётр бросил учёбу в 8 классе в  Нерчинске, пошёл учиться на шофера, сестра Полина в 15 лет пошла работать.

Пришла беда и в наш дом. Погиб мой отец, пропал без вести дядя Артемий, погибли три брата мамы Яков, Дмитрий и Роман. И всё это в течение шести месяцев.

Неурожаи, нужды фронта лишали нас необходимого, но все понимали, что это надо терпеть, что это надо для победы. Весной собирали колоски, мангир, луковицы саранок.

Страшной ценой досталась победа. В соседнем селе Кангил, на малой родине мамы и папы, было девяносто домов, с фронта не вернулось семьдесят человек.

После извещения об отце брат Пётр в 17 лет ушёл в Армию. Дед, которому было почти 90 лет, оставался дома, приглядывал за мной и сёстрами. Он казался нам большим и сильным, но падал от слабости, а мы со смехом пытались его поднимать. Я помню, мама плакала, что дед ничего не ест и слабеет, а он говорил, что он всё ест и это от старости. Я был потрясён, когда уже взрослым узнал, что он, чтобы не быть нам обузой, умер голодной смертью. Вот это сила воли!

Помню, как пятилетний мальчик показывал мне пальцы рук, на кончиках которых были опухоли (барабанные палочки), и, как взрослый , говорил мне, что это не от холода, а от голода. Когда у соседского мальчика от голода вздулся живот, мы смотрели на солнце и видели его внутренности. Хлеб покупали по карточкам, и беда, если кто-то их потерял. При такой беде люди были добрее, внимательнее относились друг к другу. Когда у нас отелилась корова, маму после дойки ждали соседские ребятишки с кружками, и она наливала им немного молока.

Я в четыре года научился читать и писать. Помню, как я соседям, пришедшим к моей маме, читал о казни Зои Космодемьянской, женщины плакали, как о близком человеке.

9 мая 1945 года все вдруг побежали к сельскому Совету. Когда я прибежал, то увидел большую толпу женщин, сельских ребятишек, воспитанников детдома. В этой большой толпе, где стоял стон и плач, я нашёл маму. Немного было таких, кто радовался. Это были те, чьи близкие остались живы и должны были вернуться с войны. Стон и плач большой толпы заглушал даже речь председателя.

Мой брат Пётр после войны отслужил срочную службу и в 1950 году мобилизовался. Взял в двадцать четыре года всю нашу семью на содержание. Безусловно, нам, сиротам, было намного труднее, но кто хотел учиться, тот учился. Я пошёл в школу в 1945 г. В 1951 г. переехали в Читу к брату со всей семьёй. Окончил лесотехнический техникум и только через 14 лет, имея уже двоих детей, поступил в институт. Окончил Сибирский технологический институт, затем Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР, а еще институт «Синергия» в итальянском городе Болонья.

Страна восстанавливала народное хозяйство.

Пришли лихие 90-е. Наступила разруха, сопоставимая с разрухой народного хозяйства во время войны.

При проведении областных соревнований по валке и трелёвке леса я показал в Доме культуры посёлка Новопавловка фильм о Катангарском лесокомбинате, выпущенный Минлеспромом СССР. Набился полный зал участников сорев-нований и жителей посёлка. В фильме был показан весь технологический процесс предприятия. Его люди, передовики производства. По окончании фильма при выходе из зала мне говорили: «Только сейчас мы поняли, что потеряли».

Неужели мы ценим только то, что теряем? Неужели, чтобы понять и ценить те добрые отношения между людьми, нужно пройти через все лишения?

Но самым страшным стало то, что в годы войны люди сплачивались, помогали друг другу, делились последним. А сейчас отгородились железными заборами да железными дверьми.

Хотя сейчас, как в годы войны, многие дети в сёлах и посёлках оказались в очень тяжелом положении.

ЗА КПРФ!!!

Edit

Amount of short articles:

Amount of articles links:

You can order sections with dragging on list bellow:

  • ЗА КПРФ!!!
Сохранить
Отмена
Reset