ТЕЛЕФОН ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ Забайкальского краевого комитета КПРФ

8-800-3022-114

Звонки для всех абонентов БЕСПЛАТНО

Павел Грудинин - народный кандидат

Всё о ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА РФ 2018

Счетчик посещаемости

Рейтинг@Mail.ru

Официальный сайт ЦК КПРФ

Почему не развивается промышленное производство в России

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

В связи с поступающими вопросами от наших читателей, представляем статью: «Почему не развивается промышленное производство в России?», перепечатанную с небольшими сокращениями из блога автора на радиостанции «Эхо Москвы» Михаила Абрамова (президент ЭАЦ «Модернизация»)

 

Существует устойчивое мнение, что для обеспечения экономического роста в России необходимо проводить непопулярные реформы. Например, по мнению А.Л. Кудрина, «сбалансировать систему может, прежде всего, повышение пенсионного возраста. Другим способом балансировки, с его точки зрения, является повышение нагрузки на фонд оплаты труда». Некоторые предлагают увеличивать налоги. Мы решили представить на суд наших читателей статью президента ЭАЦ «Модернизация» Михаила Абрамова статью под названием: »Почему не развивается промышленное производство в России?», в которой автор выражает свою точку зрения по этой проблеме

Сегодня промышленное производство в России сходит на нет. Согласно Росстату, к 2016 году по сравнению с 1990 годом катастрофически сократились объёмы производства в натуральных единицах большинства видов промышленной продукции, в том числе на 94,8%, то есть до 5,2% упало производство металлорежущих станков, тракторов – до 3%; экскаваторов – 6,3%; бульдозеров – 3,5%; зерноуборочных комбайнов – 9,8%; кузнечно-прессовых машин – 8,9%; грузовых машин – 20%; троллейбусов – 8,1%; мотоциклов – 1,7%; шерстяных тканей – 2,3%; хлопчатобумажных тканей – 20,1%; производство льняных тканей – 5,8%; кожаной обуви – 10,2%; трикотажных изделий – до 13,8% и т.д.

Типична и печальна судьба гиганта нашей индустрии – завода ЗИЛ, созданного еще до революции. В 70-80 годы на заводе ежегодно выпускалось около 200 тыс. машин, работали около 80 — 85 тыс. человек. 1200 рабочих стояли у 700-метрового конвейера. Каждые полторы минуты с него сходил грузовик. На 1 января 2014 года списочная численность работников составила 2305 человек. В июле 2016 года на ЗИЛе работали 600 человек. 2 августа 2016 г. отметили 100 лет ЗИЛу. Посетив в ходе «празднования» убитый завод, китайцы, для которых ЗИЛ в свое время построил аналогичный завод, оказались шоке. До полного прекращения производства осталось совсем немного.

На Первомайской демонстрации уходящего, 2017 года на Красной площади в Москве, среди демонстрантов не было рабочих АЗЛК, «Красного пролетария», Московского телевизионного завода «Рубин», Второго часового завода «Слава», Станкостроительного завода им. Серго Орджоникидзе, завода «Динамо», фабрики «Трехгорная мануфактура», Пресненского машиностроительного завода, завода «Станколит» и многих-многих других. Эти предприятия прекратили своё существование в результате реформ 1991-2016 г. г

Причин всему этого несколько. Но главная причина – неэффективная налоговая система.

Сегодня в проводимой в нашей стране налоговой политике в ущерб экономическому и социальному развитию остаются в силе две основные тенденции налогообложения: концентрация налоговых сборов в сфере материального производства и несправедливое распределение общего налогового бремени между получателями низких и высоких доходов. В этом отношении налоговые органы Российской Федерации заметно отходят от западной модели налогообложения, которая носит ярко выраженный социальный характер и сохраняет акцент на повышенном обложении «незаработанных» и «непроизводственных» доходов.

Наша налоговая система не отвечает современным требованиям. Сегодня она выполняет лишь фискальную функцию. И то неудовлетворительно: значительная часть экономики находится в «тени». И совсем неудовлетворительно российская налоговая система выполняет распределительную, стимулирующую и социальную функции: не способствует росту производства, росту благосостояния и снижению социального расслоения населения.

Рассмотрим проблему нерационального распределения налогового бремени. Тяжесть налогового бремени для разных экономических агентов в нашей стране существенно различается, что нельзя признать справедливым и целесообразным.

Заработная плата наемного работника «отягощается» тремя видами налогов: НДФЛ – ставка 13%, единый социальный налог – ставка для заработков в низшей категории – 30% и НДС – 18%. Итого все отчисления и начисления на заработную плату составляют примерно две трети от суммы заработка.

Поскольку речь идет о людях, живущих «на зарплату», вполне резонно предположить, что свои доходы они тратят на приобретение предметов потребления. Тогда они еще раз облагаются НДС (по ставкам 10% или 18%), и если они приобретают подакцизные товары (спиртные напитки, табак, пиво, и т.д.) и предметы импорта, то нужно прибавить еще акцизы и таможенные пошлины.

Кроме того, если работник имеет какое-либо облагаемое налогом имущество, то он будет платить еще за автомобиль, квартиру, дачу и т.п.

По самым осторожным подсчетам, суммы собираемых государством налогов и суммы полученных на руки заработанных доходов примерно равны.

Получается, что половину времени наемный работник работает на государство, а половину – на себя.

Другой экономический агент – мелкий розничный торговец, который живет на перепродаже купленных на оптовом рынке товаров.

Если такой торговец удерживает свой годовой доход в пределах 150 млн. рублей, то он может применять так называемую упрощенную систему налогообложения, при которой он должен платить либо 6% с оборота, либо 15% с чистого дохода.

При этом официальные налогооблагаемые обороты и доходы существенно снижаются при продаже неучтенных контрафакта и контрабанды, доля которых может быть достаточно велика.

Наибольший уровень контрафакта имеет место в сфере товаров массового спроса, включая продовольствие, текстильные изделия, бытовую химию, детские товары и т.п. В этих секторах его доля зачастую превышает 50% и более.

К тому же при применении упрощенной системы торговец освобождается от всех обязанностей не только по уплате налога на прибыль, налога на имущество и НДС, но и от ведения отчетности, представления деклараций и т.п.

Третий случай – рантье, выгодно вложивший свои капиталы и живущий на доходы от них. Если он держит все свои деньги на банковских счетах и норма получаемых им процентов не превышает уровни, установленные Центральным банком РФ (15% в 2017 г.), то налогов он не платит вообще. Если же он держит свои капиталы в ценных бумагах, то он должен платить только налог на дивиденды в размере 13%.

И наконец, четвертый случай: крупный предприниматель, получивший предприятие в порядке реализации приватизационных схем и миновавший этап накопления заработанных доходов (или прибылей), с которых все остальные граждане уплачивали полную сумму соответствующих налогов.

Чтобы положить «живые деньги» в свой карман, он может разными способами перевести средства в банки какого-либо офшорного центра, где с него не удержат никаких налогов. Если он предпочтет получать свои доходы в виде дивидендов, то должен будет заплатить налог на дивиденды 13%. А если этот олигарх организует получение таких дивидендов на счет своей фирмы в другой стране, то можно найти варианты, когда размер удерживаемого в России налога не превысит 5%.

И наконец, если такой олигарх и члены его семьи возьмут за практику приобретать товары в странах Европы и затем ввозить их в Россию, то они освобождаются и от уплаты НДС (в обеих странах), и от обложения таможенными пошлинами (при соблюдении некоторых ограничений).

Таким образом, низкооплачиваемые наемные работники производственной сферы получают на руки около 40% общего дохода и 60% платят государству в виде налогов. А те, кто в минимальной степени участвует в реальном процессе производства, но имеет возможность получать высокие доходы, на руки получают 87% этих доходов, а в виде налогов платят 13%.

Из этих примеров видно, что низкий средний уровень налогообложения в РФ ни о чем не говорит. Он просто прикрывает тот факт, что в полном соответствии с принятой в России системой налогообложения налоги платит не тот, кто имеет большие доходы, а тот, кто едва зарабатывает на покрытие своих экономических затрат по содержанию себя и своей семьи. И это заложено непосредственно в налоговое законодательство в самом начале реформ.

Кроме того, из сказанного следует, что у налогоплательщиков, несущих более высокую долю налогового бремени, будет сохраняться стремление обойти налоговые законы (с закономерным ростом числа и интенсивности налоговых споров). А поскольку к числу этих «обиженных» налогоплательщиков принадлежат все субъекты экономической деятельности в сфере материального производства, от них нельзя будет ожидать наращивания темпов экономического роста (на что надеется правительство), пока не будет изменена соответствующим образом общая налоговая политика государства.

Несколько международных аналитических центров объявили, что именно Россия лидирует в списке самых неравных экономик мира. Консалтинговая компания New World Wealth подсчитала, что в РФ почти две трети (62%) благосостояния находится в распоряжении долларовых миллионеров, более четверти (26%) – у миллиардеров. И по экспертным оценкам, это худший результат среди основных экономик мира.

Однако вне зависимости от того, как оценивать положение в России в глобальных рейтингах, сама тенденция в стране пока негативная. Россия – одна из немногих стран с «плоской» шкалой подоходного налога (13%) и отсутствием необлагаемого налогом минимального дохода. Если бы в нашей стране была среднеевропейская прогрессивная шкала подоходного налога, то ВВП России был бы на 30-50% выше, поскольку, когда у большинства населения нет денег, то нет и покупательского спроса, и ВВП не растёт. Богатые же хранят свои сбережения за рубежом, тратят их там же. Именно прогрессивная шкала позволяет перераспределять доходы наиболее оптимальным образом и за счёт собранных налогов обеспечивать достойные зарплаты бюджетникам.

Совершенствование подоходного налога и связанная с ним реформа оплаты труда – одно из обязательных направлений промышленной политики. По мнению учёных Института народно – хозяйственного прогнозирования РАН, «необходимой предпосылкой является осознание того, что рыночная реформа заработной платы и сопутствующие ей изменения – это не борьба с бедностью, а борьба за эффективность производства.